Ваша речь - ключ к процветанию!
Аудио-курс для улучшения вашей речи, всего 10 минут в день! Подробнее...

ВАН ГОГ (van Gogh) ВИНСЕНТ (1853-1890), нидерландский живописец,  главный представитель постимпрессионизма. Его искусству присущи страстная эмоциональность и остродраматическое восприятие жизни. С 1888 г. создавал трагические образы в болезненно-напряженной манере, построенной на контрастах цвета и порывистого ритма.

Общая характеристика личности

«Из шестерых детей пастора только одного не нужно было заставлять молчать — Винсента. Неразговорчивый и угрюмый, он сторонился братьев и сестер, не принимал участия в их играх. В одиночестве бродил Винсент по окрестностям, разглядывая растения и цветы... Что-то тревожное угадывалось в нем, сказываясь уже во внешности. В лице его можно было заметить некоторую асимметрию. Светлые рыжеватые волосы скрывали неровность черепа. Покатый лоб. Густые брови... Неуступчивый, непослушный, с трудным противоречивым характером, он следовал исключительно собственным прихотям... любой пустяк, любая безделица могли вызвать у него приступ ярости. Впрочем, неуживчивый нрав юного Винсента проявлялся не только в родительском доме. Поступив в коммунальную школу, он прежде всего выучился у крестьянских ребят... всевозможным ругательствам и сыпал ими напропалую, стоило ему только выйти из себя. Не желая подчиняться никакой дисциплине, он выказал такую необузданность, да и с соучениками вел себя так вызывающе, что пастору пришлось взять его из школы... Не вынося чужих взглядов, он подолгу не решается выйти на улицу. Головные боли, рези в желудке омрачают его отрочество. Он то и дело ссорится с родителями». (Перрюшо, 1973, с. 12-13, 15.)
«В письмах можно найти жалобы на какое-то непонятное нездоровье, ипохондричность и первые признаки расщепления личности, которые позднее проявились более отчетливо. Религиозность постепенно перерастает в аскетизм и сентиментальный фанатизм. В 1876 г. Винцент оставляет работу и уезжает в АНГЛИЮ... Аскетизм Винцента принимает явно патологический характер: он бьет себя палкой, ест только сухой хлеб, отдает свои золотые часы в качестве подаяния в церкви... Другая особенность этого периода — продолжительное и лихорадочное писание. Винцент копирует длиннейшие проповеди, пишет много писем и т. п. Его сестра тогда писала по этому поводу: "Он пишет так много и быстро, что письма на этих исписанных листах совершенно не поддаются чтению, это — чернильные знаки без всякого смысла, и только". Эти записи Винцента не служили средством общения с другими людьми... В1878 г. Ван-Гог решил стать миссионером; открывалась возможность поехать в Боринаж, но для этого необходимо было пройти трехмесячную практику в Брюсселе. После окончания этой практики разрешение на миссионерство Винцент не получил. Его эксцентричные и странные манеры, упрямство и абсолютное отсутствие смирения, шокировавшие святых отцов, стали непреодолимой преградой в его стремлении к пастырской деятельности. Не получив утверждения в должности проповедника, Винцент все же решил отправиться в шахтерский поселок Боринаж без официального направления... Ситуация, в которой он оказался, становится все хуже и хуже. Лишенный денег и чьей-либо поддержки, Винцент ходит в лохмотьях, становится грязен, совершенно не моется, живет в заброшенной хижине, где спит на охапке соломы ... жители Боринажа смотрели на него как на помешанного. Он исповедует грехи у шахтеров, а затем публично наказывает себя за эти грехи, избивая себя палкой. Периодически он совершает бесцельные странствия, ночуя в стогах сена. Это один из наиболее тяжелых периодов его жизни. В это время родственники уже понимали, что он страдает психическим заболеванием, хотя симптоматика была иная, чем в будущем... Многие, знавшие его в тот период, считали его помешанным, родители же намеревались направить его в одну бельгийскую деревню, жители которой брали в свои семьи душевнобольных». (Целибеев, 1973, с. 235-238.)
[1882 г.] «...В состоянии тяжелой подавленности, усугубленной венерической болезнью, которой он заразился от Син, — поступил на излечение в одну из гаагских больниц. [1885 г.] ...Его здоровье, подорванное лишениями (он сидит на одном хлебе и много курит, чтобы обмануть голод) и напряженной работой, снова ухудшилось. Один за другим у него выкрошились двенадцать зубов, пищеварение расстроилось, Винсент кашляет, у него рвоты... [1886 г.] В нервном раздражении, к которому примешивалась глухая обида на то, что его не понимают, он невольно обращал свой гнев и на самых близких ему людей. Одержимый единственной мыслью об искусстве, он был нетерпим, груб и вспыльчив... С одним из художников — шотландцем Александром РИДОМ, которого он встретил, задумал совместное самоубийство» (Перрюшо, 1973, с. 105, 168, 186.)
[Декабрь 1888 г.] «Увидев свой портрет, написанный Гогеном, он приходит в нервное возбуждение и восклицает: "Это действительно я, но только сошедший с ума". Вечером того же дня в кафе возбужденный Ван-Гог бросает стакан в голову Гогена... Вечером 23 декабря 1888 г. во время прогулки Гоген услышал за спиной торопливые шаги и быстро обернулся как раз в тот момент, когда Ван-Гог был готов броситься на него с бритвой. Гоген уходит ночевать в гостиницу». (Шапиро, 1968. с. 287.)
«24 декабря произошло то, о чем арльская газета "Республиканский форум"... сообщила в разделе местной хроники: "В воскресенье в 23.00 художник ван Гог появился в доме терпимости № 1, вызвал проститутку по имени Paшель и подал ей свое отрезанное левое ухо со словами: "Спрячь хорошенько". Затем он исчез. Полиция, поставленная в известность об этом событии, которое можно объяснить лишь безумием несчастного, обнаружила его в собственной постели почти без признаков жизни". Винцента поместили в больницу. В течение 3 дней он всех прогонял от себя, умывался в угольном ведре,отказывался от приема пищи, периодически выкрикивал фразы религиозного содержания, пускался в длинные рассуждения о философии и теологии. Постепенно состояние его начало улучшаться... 7 января 1889 года был выписан из больницы. В тот же день художник написал Тео: "Я надеюсь, что со мной ничего особенного не случилось — просто, как это бывает у художников, нашло временное затмение..." Однако состояние больного остается тяжелым: бессонница, ночные страхи, бред отравления, религиозные идеи, застывание в одной позе, отказ от еды в течение многих дней, упадок сил... В феврале 1889 года ван Гога опять госпитализируют: главный врач арльской больницы д-р Урпар ставит диагноз "острая мания с генерализованным бредом". Через 2—3 недели острое состояние спало, приступы возбуждения, во время которых ван Гога запирали в изолятор для буйно-помешанных, стали реже... и художник вновь был выписан домой. Он остался без присмотра, полуголодный, презираемый обывателями. В марте около 80 жителей Арля обратились к мэру с требованием изолировать безумного художника, и его поместили в больницу в третий раз. Клиническая картина была прежней». (Буянов, 1989, с. 198-199.)   [Письма к брату Тео в марте 1889 г.] "Полицейский комиссар или директор в ответ на это распорядился снова меня запереть. Как бы то ни было, меня посадили на много дней под замок, в камеру сумасшедшего, под охрану сторожей, не доказав моей вины или не будучи в состоянии этого сделать...
Господин Рей говорит, что я вместо того, чтобы хорошо и правильно питаться, поддерживал себя водкой и кофе. Я признаю это. Однако правильным останется и то, что для того, чтобы достигнуть той резко-желтой ноты, которая мне удалась этим летом, все нужно было довести до крайности». (Ван Гог, 1994, т. 2, с. 194,200.)
«С мая 1889 по май 1891 года ван Гог живет в приюте для душевнобольных... при монастыре св. Павла Мавзолийского в Сан-Реми-де-Прованс. Владелец приюта Теофиль Пейрон, большую часть жизни проработавший морским врачом и лишь на склоне лет волею судеб оказавшийся психиатром, записал в истории болезни, что художник "страдает помешательством в острой форме со зрительными и слуховыми галлюцинациями", которое бывший моряк почему-то расценил как эпилептический припадок. Приступы болезни длились от 2 недель до одного месяца с интервалом в 4—6 месяцев, проявлялись они довольно стандартно: возникали страхи, тоска, злобность, больной становился напряженным и недоброжелательным, у него появлялись галлюцинации устрашающего характера, он ел свои краски, метался по комнате, куда-то стремился, отказывался от пищи, был импульсивен, застывал в одной позе, читал молитвы... В марте 1889 Винцент впервые узнает о женитьбе брата: следует ухудшение состояния... Когда Тео женился, болезнь Винцента принимает резко злокачественный характер... 27 июля 1890 года Винцент ван Гог ушел с этюдником в поле, а вечером выстрелил в себя из револьвера. Пуля прошла ниже сердца... Следующей ночью он умер, не приходя в сознание. После самоубийства в его кармане обнаружили не отправленное Тео письмо, в котором была такая фраза: "...Я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины моего рассудка"». (Буянов, 1989, с. 200, 202-203.)
Дифференциальная диагностика
«Диагноз Гаше расходится с диагнозом Рея, который был подтвержден доктором Пейроном, — оба они считали болезнь Винсента формой эпилепсии. С тех пор многие врачи интересовались болезнью Ван Гога. Одни считали, что это диффузный менинго-энцефалит, другие — что это шизофрения (такого мнения придерживался, в частности, Карл Ясперс), третьи — что это психическая дегенерация и конституциональная психопатия... И в самом деле, безумие Ван Тога не так легко поддается определению и классификации. Это безумие невозможно рассматривать изолированно от той исключительной (в самом прямом смысле слова) личности, какой был Ван Гог. Оно столь же неотрывно связано с нею, как и его гений, и судить о нем надо на том уровне, где общепринятые понятия во многом теряют свой обычный смысл. То, что обусловило талант Ван Тога, обусловило все обстоятельства его жизни и его болезнь». (Перрюшо, 1973, с. 307.)


Данные, свидетельствующие в пользу шизофренического заболевания

«Шизотимическое предрасположение. В детстве особенного таланта в рисовании замечено не было. Начало шизофренического процесса в 1887 г., еще раньше наблюдалось постепенное усиление интроверсий и регрессии к инфантильным комплексам. С расцветом шизофрении в его живописи наблюдается сильный экспрессионизм и регрессия, доходящая до орнаменталистики» (Westerman-Hoistijn, 1924.)
«Кто читал описание его психоза, сделанное Гогеном, у того вряд ли возникнут сомнения в шизофрении» (Winkler,1949,c. 161.)
«Начало психоза в конце 1887 г., установление диагноза — весной 1888 г.  Во время Рождества 1888 г. перенес острый психоз. С 1888 г. отмечается изменение стиля творчества. Никакой эпилепсии нет, так как отсутствуют судорожные припадки и специфическое изменение личности со снижением интеллекта. Диагноз — приступообразная шизофрения» (Jaspers, 1926.)
«Хорошо известно, что в Арле в жизни Винцента разразился кризис. Обычно биографы связывают это с сильным переутомлением, недоеданием, чрезмерным курением, длительным пребыванием на солнце и т. д., но каждому психиатру известно, что все эти факты не бывают причинами процессуальных психозов... Проявления психоза, наблюдавшееся у Винцента в Арле, были уже иными, чем ранее в Боринаже и Голландии.., Пребывание на юге привело к изменению биологического качества процесса, вялотекущая шизофрения-приобрела более активное и периодическое течение... Помещенный затем в приют Сент-Реми для душевнобольных, он сделал из окна несколько рисунков с изображением толпы. С шизофренической дурашливостью он кр^' чал: "Я — святой дух, я в своем Уме!"  Такую же надпись он сделал на стене палаты... Новый экспрессионистский стиль с тяготением к иррациональности, обостренной эмоциональной гротескностью образов, судорожно изломанными фигурами, нарочитым искажением внешнего мира в соответствии с переживаниями, был прямым эффектом большой погруженности Винцента в болезненные переживания и отрешением от реальности. Вместе с тем это было выражением более примитивного характера творчества. В целом его картины последнего времени весьма хаотичны, краски стали грубее, они уже не полны внутреннего напряжения и не такие яркие, преобладает фон пустыни. Чувствуется явный упадок тонкости ощущений. [Картины, созданные в больнице] ...были скорее странные, чем искаженные, хотя, очевидно, выявлялась склонность к стереотипичности, орнаментализации, сгруженности, потере психической пластичности и целостности изображаемого, как в рисунках больных шизофренией... Таким образом, больше всего оснований думать о шизофреническом процессе, вначале вялотекущем, а затем с периода Арля принявшем течение, обозначаемое как онейроидная кататония". В Овере произошла трансформация онейроидных приступов в депрессивное состояние. Большой полиморфизм симптоматики, трансформация синдромов также говорит в пользу шизофрении». (Целибеев, с- 241-243, 245-246.)


Данные, свидетельствующие в пользу эпилептического заболевания
«Мы не разделяем мнение, что это была типичная эпилепсия. Против такого предположения говорит то обстоятельство, что у него не было эпилептических судорог: об этом нет данных ни в записях истории болезни психиатрической больницы St. Remy, ни в его личных описаниях своей болезни в письмах к брату Тео. В новейшее время Kleist под названием "Episodische Dummern zustande" описал состояние болезни, близко стоящее к эпилепсии. Следовательно, эпилептоидное состояние, которое так близко во многом совпадает с картиной его болезни, поразительно убеждает нас в такой диагностике болезни Ван-Гога... Jaspers, можно сказать, помимо своей воли, принужден был сказать относительно Ван-Гога следующее: "...При таких сильных приступах психотического заболевания у него сохранилось в полной мере критическое отношение к окружающему — при шизофрении — явление необычное"». (Риизе, 1927, с. 141 — 142.)
«Сомнамбулической формой эпилепсии, согласно записям больницы в Арле, страдал Ван-Гог... Свидетельством психического состояния Ван-Гога является его ''Автопортрет с отрезанным ухом"». (Боголепов, 1971, с. 400.)
«Эпилептоидный психоз без эпилептических приступов. Латентная эпилепсия». (Doiteau, Leroy, 1928, с. 124, 128.)
«Эпизодические сумеречные состояния, близкие к эпилепсии». (Goldbladt, 1928, с. 67-68.)
«Височная эпилепсия». (Muller, 1959, с. 418.)
«Желтые и оранжевые цвета, весьма характерные для видений во время так называемой ауры — предвестника эпилептического припадка, как и существующие данные о припадках, которыми страдал Ван Гог, свидетельствуют об эпилепсии. Впрочем, именно от этой болезни лечили его многие врачи, и безуспешно». (Филонов, 1990, с. 3.)


Данные, свидетельствующие в пользу других заболеваний
«Одновременное сочетание шизофрении и эпилепсии». (Bleuler, 1911, с. 145; Вгаип, 1940, с. 68—69.)
«Циклотимическая личность с периодическими депрессиями и маниями». (Perry, 1947, с. 171.)
«...Отсутствие специфических изменений личности, свойственных большинству форм шизофрении и эпилепсии, позволяют поставить под сомнение эти диагнозы. Творчество и жизнь художника, его переписка говорят, что в данном случае, по-видимому, речь идет об особом периодическом психозе у дисгармонической личности». (Буянов, 1989, с. 212.)
«Ван Гог страдал от приступов маниакально-депрессивного психоза с его характерной циклической сменой настроения... В некоторых своих письмах к брату Тео Ван Гог писал, что его угнетают резкие переходы от творческого подъема к полному душевному крушению, неработоспособности и смертельному отчаянию... В пользу предположения о маниакально-депрессивном психозе говорят и циклические приливы в сексуальной активности художника, о которых свидетельствуют его собственные признания в письмах к брату Тео». (Филонов, 1990, с. 3.)
«Алкоголизм (злоупотребление абсентом) при наследственном предрасположении к эпилепсии по линии матери». (Vinchon, 1924, с. 143.)
[Ряд авторов пытаются исправить ошибочное историческое представление о том, что] «...болезненное состояние Винсента Ван Гога определялось наличием эпилепсии в сочетании с помешательством. Эти заболевания бы диагностированы при жизни художника, однако они не имеют стойких несомненных критериев. Анализ личных писем к семье и друзьям, написанных в период между 1884 г. и самоубийством художника в 1890 г., выявляет личность человека с полным самосознанием, страдавшего тяжелыми, лишавшими дееспособности, повторявшимися головокружениями, которые носили характер приступов, но не припадков. Художник счел себя больным эпилепсией вследствие письменного заключения д-ра Пейрона, — врача из приюта Св. Реми (Франция), — где 9 мая 1889 г. Ван Гог добровольно заточил себя в лечебницу для эпилептиков и умалишенных. Однако содержащиеся в его письмах клинические данные соответствуют не эпилепсии, а болезни Меньера. [Авторы подчеркивают, что в то время синдром Меньера (лабиринтное расстройство) еще не был достаточно известен и часто ошибочно диагностировался как эпилепсия.]» (Arenbergudp., 1990, с. 70.)
«Болезнь Ван Гога проявлялась в двух различных аспектах: с одной стороны, с момента его двадцатилетия возник биполярный психоз со сменявшимися депрессивными и маниакальными состояниями, подкреплявшимися семейной наследственной предрасположенностью. С другой стороны, начиная с 1888 года, наблюдалось сумеречное состояние и полная потеря сознания, сопровождавшиеся слуховыми и зрительными галлюцинациями, агрессивностыо, доходившей до буйного помешательства и причинения себе увечий, депрессивным настроением и чувством страха, повышенной суициальной опасностью и совершенной ясностью ума, — все это симптомы парциальной эпилепсии височной доли с признаками лимбической психомоторной эпилепсии». (Ноймайр, 1997а, с. 401.)


Особенности творчества
«Многое остается неясным и спорным до настоящего времени в патографии этой тяжелой бионегативной личности. Можно предположить сифилитическое провоцирование шизо-эпилептического психоза. Его лихорадочное творчество вполне сопоставимо с повышенной продуктивностью головного мозга перед началом сифилитического заболевания мозга, как это было у Ницше, Мопассана, Шумана. Ван Гог представляет хороший пример того, как посредственный талант, благодаря психозу, превратился во всемирно признанного гения». (Lange-Eich-baum, Kurth, 1967, с. 373.)
«... Психоз возникает именно тогда, когда начинается неправдоподобно быстрое развертывание "нового стиля"! ["Шизофрения не привносит ничего абсолютно" нового, но как бы идет навстречу имеющимся силам. При ее посредстве возникает нечто такое, что отвечает исходным устремлениям, но вообще не возникло бы без психоза». , 1999, с. 209.)

«Своеобразная биполярность, так ярко выраженная в жизни и психозе этого замечательного больного, параллельно выражается и в его художественном творчестве. По существу стиль его произведений остается все время одинаковым. Только все чаще повторяются извилистые линии, придающие его картинам дух разнузданности, который достигает своей кульминационной точки в его последнем произведении, где ярко подчеркнуто стремление вверх и неминуемость разрушения, падения, уничтожения. Эти два движения —движение подъема и движение падения — образуют структурный базис эпилептических манифестаций подобно тому, как два полюса образуют базис эпилептоидной конституции». (Мин-ковская, 1935, с. 493.)
«Рисовал гениальные картины Ван-Гог в перерывах между приступами. И главной тайной его гениальности была необыкновенная чистота сознания и особый творческий подъем, которые возникали в результате его болезни между приступами. Об этом особом состоянии сознания писал и Ф.М. Достоевский, страдавший одно время аналогичными приступами загадочного душевного расстройства». (Кандыба, 1998, с. 350-351.)
[Письмо к брату Тео от 10.09.1889 г.] «В связи с моей болезнью я думаю о многих других, тоже страдавших художниках; это состояние не препятствует живописи, и дело в этом случае обстоит так, будто и нет никакой болезни». (Ван Гог, 1994, т. 2, с. 233.)


Обилие патографического материала с анализом приводимых фактов делает излишними какие-либо комментарии составителя. Дискуссии в отношении диагноза Винсента Ван Гога могут еще продолжаться, однако никто не сомневается, что его психическое расстройство повлияло как на содержание творчества, так и на сам творческий про­цесс. Более того, оно определило и его судьбу.

Перейти наверх